Ежегодная конференция BEARR 2014 г.

«Штормовое предупреждение? Вызовы, с которыми сталкиваются НКО в сфере охраны здоровья и социального обеспечения и их международные связи»

На этой конференции в течение всего дня 14-го ноября 2014 г. были рассмотрены политические, нормативно-правовые, финансовые проблемы, с которыми сталкиваются НКО в нашем регионе, и то, какие решения используют НКО в некоторых из наших стран для адаптации к быстро меняющимся условиям.

Чтобы ознакомиться с презентациями участников на английском языке кликните на их имена, выделенные в тексте ниже. Биографии участников на английском языке представлены здесь.

DSC_2204Конференция подтвердила актуальность своей темы выводом о том, что неправительственные организации во многих странах региона, где работает BEARR, действительно столкнулись с серьёзными вызовами времени во многих отношениях.DSC_2300 Но существуют и основания для оптимизма. Выступавшие докладчики поделились своим опытом работы в странах региона:  Армении, Кыргызстане, Азербайджане, России и Украине. На тематическом уровне были охвачены различные сферы: молодёжь, образование, здравоохранение, реформа пенитенциарной системы, а также политические и правовые аспекты некоммерческого сектора.

В течение дня обсуждались многочисленные и разнообразные вопросы, и дискуссия часто переходила к политическим темам. Хотя BEARR является неполитической организацией, работающей в сфере охраны здоровья и социального обеспечения, и, несмотря на неполитическую повестку дня, многие участники говорили о том, что ничто не существует вне политики, и это убеждало в том, что для НКО в странах бывшего СССР никакая дискуссия невозможна без принципиального обсуждения политических проблем, так или иначе. Дискуссия затронула недавние изменения в российском законодательстве, касающиеся НКО, действия соответствующих исполнительных органов власти и министерства юстиции, не учитывающих то, что предполагается, что НКО в сфере социального обеспечения и охраны здоровья исключены, по крайней мере, из фокуса законодательства, касающегося «иностранных агентов». Обсуждались и  перспективы принятия подобного законодательства в Кыргызстане и других странах и общего сокращения финансирования из иностранных источников и со стороны бизнеса. В то же время, однако, многие выступающие отметили появление новых форм социальной активности, таких как краудсорсинг, фандрайзинг через смс и социальные СМИ, развитие социального предпринимательства. Третий сектор в сфере охраны здоровья тоже столкнулся с проблемами в виде нового федерального законодательства, запрещающего «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» и обсуждения аналогичных законодательных мер в регионах. В результате – даже там, где такие нормы не были формально приняты, уязвимые группы стали менее решительно обращаться за консультацией в медицинские службы. Одна из выступающих безуспешно попыталась определить, как в её стране официально определены рамки «традиционного секса»!

Определился широкий консенсус по поводу того, что дни западного финансирования НКО в этих странах подходят к завершению, тогда как новые источники финансирования развиваются, но ещё недостаточны, чтобы заполнить все пробелы. Традиционные пост-коммунистические НКО всё больше оказывают свои услуги совместно или по поручению местных властей и всё меньше стремятся отстаивать интересы тех групп, которые они представляют в случаях, когда это может привести к обвинениям в политической деятельности и соответствующей реакции властей.

Россия первой в регионе приняла законодательство ограничивающее активность НКО. На Южном Кавказе НКО всё ещё имеют больше свободы в сфере социального обеспечения и охраны здоровья. В Центральной Азии сложились две модели: В Узбекистане и Туркменистане фактически не было зарубежного участия и финансирования, и почти отсутствовал третий сектор. В то же время в Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане НКО могли свободно работать. Законодательные ограничения обсуждались, но ещё не были приняты. В Украине в начале 2014 г. бывший президент Янукович принял ограничительные меры, отменённые после того, как он покинул страну. После вступления в должность нового президента и правительства активность НКО дополнительно возросла в ходе всеобщей дискуссии о реформах и новых законах. Ситуация в Беларуси и Молдове не обсуждалась в этом контексте.

DSC_2201

Первая Сессия – Обзор региона

Армине Ишканян, ассистент профессора кафедры социальной политики Лондонской Школы Экономики и Политологии отметила, высокую степень отклонения ситуации в регионе относительно единообразия трендов в первые два десятилетия развития третьего сектора 1991 – 2005 гг. Далее произошёл быстрый рост в основном за счёт притока зарубежного финансирования. В более поздний период произошёл прирост «полевых» НКО и социальных СМИ, инициированный пост-советским поколением, не имевшим личного опыта репрессий. Такие группы и партнерства работают совместно, не испытывая потребности в формализации своей работы в виде НКО.

DSC_2246По всему региону главными вызовами стали поиск финансирования и сохранение независимости. Социальное предпринимательство распространялось, но не хватало правовых рамок для его деятельности. Напряжённость развилась на стыке оказания услуг и защиты прав и свобод, особенно после того, как государства начали испытывать нервозность в отношении НКО в связи с так называемыми «цветными революциями» в Грузии, Украине и Кыргызстане. Общество всё ещё в большой степени не доверяет НКО, что препятствует постоянной поддержке определённых сфер деятельности. Пожертвования имеют прерывистый характер и направлены чаще всего на решение таких проблем, как лечение больных детей. Сейчас НКО пытаются действовать независимо от доноров и властей, действуя совместно вне зоны видимости. Они называют себя гражданскими инициативами и больше пытаются устранять причины проблем, чем сами проблемы. Некоторые темы, такие как насилие в семье остаются малообсуждаемыми, и в процессе привлечения средств не удалось ещё существенно изменить общественное мнение. Активисты в этой сфере, такие как правозащитники ЛГБТ, воспринимаются как пропагандисты чуждых ценностей и создаются инициативные группы для пресечения их деятельности.

Кейт Левин, юрист Европейского Центра Защиты Гражданских Прав(EHRAC), бывшая сотрудница «Sigrid Rausing Trust» часто видит негативные стороны ситуации с НКО, будучи вовлечённой в рассмотрение дел в Европейском Суде по Правам Человека. Она рассмотрела закон Российской Федерации об иностранных агентах и другие правовые барьеры при регистрации НКО и обеспечении свободы слова и собраний.

Вторая Сессия – Центральная Азия

DSC_2326Чарльз Бакстон, сотрудник INTRAC, организации базирующейся в Бишкеке, сказал, что роль гражданского общества состоит в том, чтобы быть прагматичным и оптимистичным. В Центральной Азии INTRAC в основном участвует в работе НКО в сфере социального обеспечения, поддерживающих уязвимые группы населения, включая сельские сообщества. Десять лет назад Узбекистан и Туркменистан ограничили связи с международными НКО, поэтому INTRAC работает в Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане. Для всех этих стран внешняя обстановка является напряжённой в связи с конфликтом в Афганистане и проблемами, приходящими из Узбекистана и межнациональными отношениями. Многие точки зрения в регионе формируются русскоязычными СМИ. Здесь доминирует мусульманская культура и, подобно Великобритании, некоторые молодые люди радикализируются под влиянием ИГИЛ. Гражданское общество активно, по данным недавних исследований около половины НКО работают в сфере здравоохранения и социального обеспечения. Многие также вовлечены в гражданскую проблематику, такую как фонды взаимопомощи, дачные кооперативы, сообщества водопользования и т.д. У них есть своя важная роль. Существует потребность в социальной справедливости, особенно после столкновений на почве национализма в 2010-м году. НКО оказывают коммунальные услуги, иногда при европейском финансировании, и в результате местным властям нужно регламентировать эту деятельность. Инициативные группы сотрудничают с местными администрациями, но пока они менее активны в отдалённых регионах. Они обретают уверенность и возможность обращаться к властям. В результате одной из таких инициатив в деревне при поддержке ЮНИСЕФ был создан молодёжный центр. Однако ситуация осложняется слабым финансированием среднего образования, идеологическими и миграционными проблемами. В Кыргызстане 95% НКО не ощущают политических ограничений и регистрация там не сложная. В Таджикистане необходимость регистрации стала сдерживающим фактором, и половина НКО не зарегистрированы. Кроме того, сильно противодействие иностранным приёмным родителям, защите прав ЛГБТ и сексуальному образованию. Новые НКО создаются уже без того объёма международного финансирования, который получали более старые НКО.

Айсулуу Болотбаева, исполнительный директор СПИД Фонда Центральной Азии, присоединилась к конференции через скайп и добавила информации из первых рук, рассказав о проблемах в сфере ВИЧ/СПИДа в Центральной Азии, особенно среди уязвимых групп, таких как секс-работницы, ЛГБТ сообщество и потребители инъекционных наркотиков. Угроза будущего запрета на информацию о проблемах ЛГБТ ограничивает их возможности обращения за медицинской и другой помощью в связи с угрозой дискриминации. Особой проблемой для таких маргинализированных групп является отсутствие доступа к системе здравоохранения, если у них нет удостоверения личности или постоянного адреса. Важно информировать их об их правах. В 2012 г. Была попытка криминализировать сексуальные услуги, но работа по разъяснению возможных последствий таких мер для показателей распространения ВИЧ обеспечила их отклонение. Вместо этого были созданы отделы «полиции нравов» с равносильным устрашающим эффектом, что привело к «охоте на ведьм» в отношении секс-работниц.

Третья сессия – Южный Кавказ

Никхил Рой, директор развития международных программ развития тюремной системы (PRI) и Гвен Бёрчелл из объединеной программы помощи Азербайджану (UAFA), Баку, говорили о ситуации в Грузии и Азербайджане. PRI имеет офис в Тбилиси (а также в Москве и Астане) и проводит большой объём работы для улучшения ситуации с женщинами-заключёнными. Восемьдесят процентов женщин-заключённых в Грузии являются матерями и испытывают проблемы в обеспечении их общения со своими детьми. Из трёх государств Южного Кавказа PRI легче всего работать в Грузии. Произошли изменения после волны протестов в связи с обнародованием два года назад информации о пытках в тюрьмах. В Азербайджане работать труднее всего, там меньше всего открытости. Там есть омбудсмен по делам заключённых, но эта должность не является независимой от власти. Армения занимает промежуточное положение между другими двумя государствами, в том, что касается открытости.DSC_2379

Гвен Бёрчелл, DSC_2384работавшая в регионе 15 лет, сказала, что главной проблемой является недостаток доверия. Коррупция остаётся серьёзной проблемой. Цель работы заключается в долгосрочном развитии детского здравоохранения и образования. Из 70-ти сотрудников 60 – местные медицинские и социальные работники. Они работают, исходя из реальной ситуации, чтобы для каждого ребёнка был конкретный план поддержки. UAFA также занимается исследованиями и защитой гражданских прав и свобод. Международные НКО часто приходят с конкретным краткосрочным проектом, который не обеспечивает долгосрочной перспективы. UAFA занимается привлечением местного финансирования  для создания уверенности в долгосрочном развитии. Методология этой организации сейчас вводится в систему начального образования государственных учреждений Азербайджана. Все пожертвования принимаются публично для обеспечения полной открытости.

Сессия четыре – Россия и Украина

В ходе последней сессии мы услышали о текущих проблемах в России и в восточной части Украины, где происходит вооружённый конфликт. Евгения Алексеева, директор ФОКУС-МЕДИА, московской НКО, работающей в сфере общественного здравоохранения и социального развития, в прошлом детский хирург, показала слайды с целым спектром организаций гражданского общества, активных в России. Она рассказала о проблемах достижения договорённостей с каналами СМИ, контролируемыми государством, и признала, что они не всегда говорят правду. Ситуация с НКО сильно изменилась в течение последних пяти лет. Бывшие политические движения занялись социальной работой, социальное предпринимательство растёт. Неформальные сообщества и социальные СМИ являются наиболее актуальными формами гражданской активности. Недавнее исследование CAF в России показало, что 40% россиян жертвуют на благотворительность, но большинство из них (82%) делают это спонтанно без определённой стратегии. В текущее время создаётся новое законодательство для «приемлемых», то есть социально-ориентированных НКО, с целью «отделения овец от козлов» в гражданском обществе. Развивается волонтёрство. Большинство пожертвований получают больные дети. С 2011 г. для социально-ориентированных НКО стали доступны президентские гранты. В начале действительно действовал конкурсный отбор, но сейчас ясно, что существует список НКО, которым могут давать гранты. Государственные гранты действуют очень короткий срок: 8 – 9 месяцев, что осложняет стратегический подход к работе НКО. Большинство зарубежных доноров покидают Россию.

НКО, которые включены в список «иностранных агентов» отсечены от государственного финансирования. Более 1000 проверок были произведены среди НКО в последнюю пару лет, после вступления в силу нового закона об иностранных агентах. Фокус Медиа распространяет информацию о ВИЧ/СПИДе, но испытывает трудности в работе в сфере сексуального здоровья, остающейся запретной темой в России. Правительство желает стать популярнее, но уменьшить социальные расходы, создавая конкуренцию между НКО и госучреждениями в сфере оказания социальных услуг.

Валентина Дёмкина, председатель Донецкого Молодёжного Дискуссионного Центра, Украина, DSC_2305красноречиво говорила о кризисе в Украине, и ситуации, с которой сталкивается население Донецка. Сейчас она не работает там, поскольку большинство НКО пришлось покинуть зону конфликта. Изначально она участвовала в работе по пресечению эксплуатации детей в таких формах, как проституция, нелегальная угледобыча, попрошайничество; занималась поддержкой демократии среди детей, защитой прав детей. К концу правления Януковича прошлой зимой из всех зарегистрированных в Украине НКО, лишь 10%  действительно работали, поскольку не было поддержки со стороны государства и они могли только полагаться на зарубежное финансирование. Реформы происходили снизу через распространение идей, лоббирование, гражданские инициативы.DSC_2440DSC_2434

Многие бывшие гражданские активисты недавно получили государственные должности и отношения между гражданским обществом и государством в Украине радикально изменились. Произошёл взрыв гражданской активности. Гражданское общество пытается помочь в конфликте умов между людьми в западной Украине, которые знакомы с европейскими ценностями и жителями востока, которые лучше знакомы с российскими общественными ценностями. Многие дети травмированы войной, переселением, и государство не было готово ответить на их потребности. Гражданское общество было в большей степени способно реагировать и возникло 149 новых волонтёрских групп. Валентина считает, что маленькие НКО нуждаются в поддержке и знаниях о работе с травмированными людьми, особенно детьми. В ходе дискуссии возникла тема закона о люстрации, который может затронуть 1.5 миллиона государственных служащих. Отношение к такому закону разнятся как внутри Украины, так и за её пределами, но в целом гражданское общество Украины поддерживает этот шаг в надежде на то, что это очистит общество от коррупции и позволит НКО работать с новыми политиками и правительством.

Подводя итог, Попечитель BEARR Никола Рамсден поставила несколько вопросов: как вновь возникающим группам гражданских активистов справиться с возрастающим регулированием гражданского общества, и смогут ли НКО в регионе продолжать защищать гражданские права и свободы? Помогут ли новые способы коммуникаций гражданского общества и смогут ли «полевые» сообщества и группы найти своё место между правительствами и НКО? Может ли повыситься уровень доверия в гражданском обществе? В свете закона об иностранных агентах нужно ли зарубежным донорам быть более осторожными в действиях и высказываниях? Если государства региона проявляют патернализм, может ли растущий средний класс смягчить эти проявления, или вернулся «хомосоветикус»? Какова должна быть роль BEARR Trust в этих обстоятельствах?

Роберт Бринкли, председатель BEARR Trust, выразил от лица фонда благодарность Британо-Украинскому Обществу за спонсорство, а также тепло поблагодарил волонтёров и попечителей, которые работали над проведением конференции. DSC_2473


Logo

 DSC_2264DSC_2310