Годовая лекция 2007

44e2c5Alex PravdaГодовая лекция 2007: “Россия на пути к новому изоляционизму?”

Годовую лекцию BEARR 2007 прочел доктор философских наук Алекс Правда, преподаватель колледжа святого Антония в Оксфорде, один из ведущих британских экспертов по российской внешней политике в период после Холодной войны.

Лекция состоялась в Европейском банке реконструкции и развития, что отражает стремление Банка сотрудничать с НКО и его уверенность в том, что ради устойчивого экономического прогресса необходимо развивать гражданское общество. Собравшихся приветствовал президент банка, Ж. Лемер.

Доктор Правда подчеркнул, что название его лекции оканчивается знаком вопроса, но высказал оптимистическую оценку второго срока президента Путина. Правда вдохновил представителей добровольческого сектора и НКО, сказав, что даже небольшие проекты и партнерство малых НКО способствуют положительным переменам в российском гражданском обществе на местном уровне. Государство теперь тоже выделяет средства на решение социальных проблем.

Для чего же знак вопроса? Безрадостные и тревожные заголовки новостей в последнее время – хорошие новости для тех, кто следит за Россией. То, что Россия показывает свои экономические и военные мускулы, воспринимается некоторыми как «Волна холода». Раздражение в ответ на критику российской внутренней политики отражает законное суверенное право страны решать свои внутренние проблемы без подсказок извне. Агрессивная риторика России не является выражением нового изоляционизма. Чтобы правильно понять эту риторику, Запад должен принимать во внимание растущую интеграцию России в глобальную экономику и различные международные клубы. Поэтому то, что мы наблюдаем, является не изоляционизмом, а возвращением к само-изолированию. Это – историческая традиция России защищать свою политическую систему от влияния Запада, исключением чему были лишь Горбачев и Ельцин.

С внутренней точки зрения само-изолирование удовлетворяет стремлению Путина возродить крепкое государство после ельцинского либерализма. Региональные лидеры теперь подчиняются Кремлю и больше не несут ответственности перед своим электоратом. Корпоративные бароны теперь усмирены благодаря «налоговому терроризму». Ограничен и иностранный контроль над стратегическими ресурсами. Ни СМИ, ни НКО не могут эффективно контролировать власть. Официальной цензуры нет, но журналисты цензурируют сами себя, боясь нарушить законы. Оппоненты независимых НКО часто пользуются благосклонность милиции во время своих анти-демонстраций. Путин против однопартийной системы, но альтернативные партии должны соответствовать его видению Думы как предсказуемому законодательному органу, действующему по программе президента.

Благодаря этому президент не испытывает политического давления и неподотчетен никому. Это ключевой элемент путинской версии «управляемой» или «реальной демократии», в которой президентский контроль предпочтительнее спонтанных реакций демократического общества. Этот подход подкреплен идеей о «суверенной демократии» популярной среди российской политической элиты, которая подчеркивает национальную идентичность, гордость и патриотизм. Эта модель демократии пользуется поддержкой в России, ибо она является залогом стабильности, а плюралистическая модель общества может и подождать.

По внешним признакам Россию можно причислить к «авторитарным капиталистическим странам» Центральной Азии и Китаю. Их объединяет стремление изолироваться от внешней критики. Сотрудничество по таким направлениям как анти-терроризм противопоставляет их американскому господству. Эти страны стремятся стать противовесом Западу, и это может привести к напряженности, но не обязательно к прямому противостоянию.

Доктор Правда сперва дал мрачную оценку, а затем привел компенсирующие факторы, которые и привели его к оптимистичному выводу. Сперва он отметил сомнения Москвы в том, что энергетические ресурсы могут усиливать политическое влияние. Во-вторых, не смотря на то, что Россию причисляют к странам с развивающейся экономикой, она все еще стремиться участвовать в таких западных сообществах как Большая Восьмерка и Совет безопасности ООН. Именно в игре на экономической и политической арене Россия придерживается некоторых международных правил. Военные вопросы наоборот вызывают разногласия. Доктор Правда предположил, что включение России на ранней стадии в формирование европейской системы безопасности было бы сильным символическим жестом.

Желание России развивать эти международные связи отражает ее амбиции развить глобальную конкурентную экономику. Это может ослабить изолированность внутренней политики и экономики, поскольку Россия осознает цену само-изолированности: коррупция снижает эффективность и конкурентность. Есть риск, что Россия может начать борьбу с этими проблемами старомодным способом ужесточения дисциплины, доктор Правда все же полагает, что намечается стремление к прозрачности и открытости.

Ключевой совет для тех, кто связан с Россией – избегать критиковать самобытные особенности российской культуры и исторические традиции, а вместо этого приветствовать стремление России стать страной с конкурентной экономикой и напоминать ей о том, что изоляция экономически невыгодна. Превыше всего следует напоминать России, что они обещала уважать права человека и гражданские свободы, и в этом Запад поддержит ее. Россия должна уделять этому вниманию, поскольку она стремиться быть высокоразвитой, уважающей закон страной, а не репрессивным государством времен Петра I. Если не следовать международным стандартам, США будут вынуждены оказывать «сдерживающие действие».

Уже имеются вдохновляющие примеры сотрудничества между Россией и Западом в коммерческой и социальной сфере. Пример ТНК-BP (единственной российской нефтяной компании, в которой 50 процентов акций принадлежит британцам) подтверждает, что российский менталитет отступает перед выгодой. Перед добровольческими организациями и НКО лежит непаханое поле социальных проблем. Перспективы сотрудничества многообещающи особенно сейчас, когда доходы государства возросли и могут быть использованы для освоения новых методов.

Траектория России не безрадостна. Правда предсказывает, что в ближайшие годы российская обидчивость отступит, и страна привыкнет к роли супердержавы.

Никола Рамсден

Сентябрь 2007